CвернутьВсе разделы

Костыря Алексей

“В ВШБИ я увидел всё поле возможностей”. Алексей Костыря, выпускник ВШБИ НИУ ВШЭ по программе «Менеджмент в сфере электронного бизнеса и интернет-проектов» 2010 года.

Алексей Костыря

Алексей, Ваш первый проект, связанный с интернетом, стартовал в 2010 году, во время учебы в ВШБИ. Почему он в итоге не состоялся?

Во время учебы я начал работать над проектом голосового помощника, очень похожего на Siri или Google Now – он назывался ePythia. Наша команда разработала планировщик-календарь с интересным наполнением, в частности – учётом геолокации, сервисом напоминаний о встречах с учетом времени на дорогу. Мы открыли американскую компанию и делали продукт для США, привлекли инвестиции ангелов и фонда Microsoft. Проект мы довели до определенного уровня, но перед новым раундом поняли, что есть более интересная и востребованная задача – помочь координироваться группам людей. Задача умной маршрутизации и качественных подсказок оказалась более востребована не у отдельных пользователей, а у коллективов, команд – например, у курьерских компаний и служб доставки.

И Вы сделали pivot, как говорят в стартап-среде?

Да,  мы переориентировались на он-лайн сервис и мобильное приложение для управления курьерами – Deliverator. Мы разогнались, но тут начались сложности, одновременно с двух сторон.

В 2014 году нас купил крупный IT-аутсорсер, они планировали продавать наш сервис собственным клиентам и помочь нам выйти на рынок. Но в связи с независящими от их и нашей воли событиями, планы  поменялись – и инвесторы прекратили финансировать наш проект, как и несколько аналогичных проектов.

Параллельно мы выиграли тендер «EMS Почты России» на обеспечение их службы доставки сервисом диспетчеризации курьеров на базе нашего облачного решения и мобильных приложений. Однако сотрудничество в результате не сложилось. Причина, думаю,  в том, что у нас и у команды внутри «Почты» были разные задачи:  мы стремились создать сервис и мобильное приложение, которое поможет курьерам выполнить их работу быстрее, качественнее и четче, а им нужен был инструмент контроля за подчиненными. В итоге долгой и напряженной работы обе стороны поняли, что дальнейшие попытки примирить противоположные точки зрения на базовые принципы построения системы  невозможно совместить в одном продукте, и проект был закрыт.

В итоге уже более двух лет Вы занимаетесь развитием других проектов?

Один из них – сервис проката самокатов «Самокат Шеринг», где я партнер и технический директор. Мы организовываем сети проката самокатов: в 2017 году запустили тестовую сеть в Финляндии, в пригороде Хельсинки, в кампусе университета на 6 станций, в ближайшее время расширим ее до 15-20 станций. Несколько станций есть в Сколково, где большая территория, а потому отличный тестовый полигон. В Москве в 2017 году уже были наши станции в парке «Сокольники» и у Цифрового делового пространства на Покровке. У нас есть договоренность с правительством Москвы о выделении 100 мест для установки станций к Чемпионату мира по футболу -2018, сейчас активно готовимся к началу сезона, и в России, и за ее пределами.

Второй проект – в той же теме. С командой опытных инженеров мы создаём лёгкий электросамокат для станций проката и конечных покупателей. Его отличительные особенности: небольшой вес (около 9 кг), комфорт за счёт подвески, съёмная батарея.

Электросамокат – это будущее микроэлектротранспорта, очень компактное транспортное средство, на нём  комфортно перемещаться в большом городе. Компактно складывающийся самокат можно взять с собой в метро, автобус, положить в багажник. Это идеальный компаньон, который позволяет экономить массу времени, да притом сколько приятных ощущений от поездки!

Мы уверены, что самокат, создаваемый нашей командой, найдет потребителей по всему миру, в следующем году мы планируем организовать уже массовое производство, а пока Сколково помогает нам строить прототип за прототипом.

Насколько востребованным будет такой сервис на фоне развития велошеринга?

Московский велошеринг использует французскую систему, которая стоит 3500 евро (около 250 тыс. рублей) в расчете на один велосипед, что очень дорого. Самокатная станция стоит 40000 рублей в расчете на один самокат, она гораздо компактнее велосипедной, поэтому мы планируем размещать их даже в подземных переходах и на выходах из станций метро. 

Людей на самокатах в Москве уже очень много, но иметь его под рукой всегда  готов не каждый. Прокат позволяет быстро перехватить самокат в шеринге на определенный участок пути, можно сэкономить  время и получить удовольствие от поездки на самокате. 

Сейчас мы готовим к «премьере» станцию проката уже электрических самокатов. Рынок шеринга подобных транспортных средств быстро растёт по всему миру, вслед за популярностью велошерингов. Так что у нас есть уверенность в том, что наши станции проката электросамокатов скоро появятся во многих крупнейших городах мира, от Азии до Америки.

Давайте вернемся в  2010 год, когда Вы учились в ВШБИ. Что Вас тогда привело за знаниями об интернете?

Сергей КостыряЭто был переломный момент в моей карьере. До 2008 года у меня была своя инженерная компания, мы проектировали и строили системы вентиляции, кондиционирования и прочих инженерных систем. В 2008 году грянул кризис, строительный рынок чувствовал себя плохо, и я решил, что самое время отойти от наскучившей мне к тому времени сферы и переключиться на более интересное. А увлекал меня тогда IT и мобайл, как, впрочем, и сейчас. Я начал искать место, где мог бы получить глубокую подготовку.

И мне удалось это погружение: в ВШБИ была отличная разносторонняя программа, прекрасные преподаватели, я узнал много нового не просто обо всех аспектах ведения бизнеса (у меня тут уже был свой опыт), но именно о специфических для IT-бизнеса вещах.

Я до сих пор помню, какие полные драйва лекции нам читал Дмитрий Степанов из «Афиши» (сейчас  он в «Яндексе»), Федор Вирин был очень крут, Борис Овчинников плотно «грузил» способами исследований в интернете.

Для меня учеба оказалась поворотной точкой. Все, что я слышал на лекциях, я тут же применял. В процессе учебы я выбрал проект, которым хочу заниматься, и ушел в него сразу с головой – благодаря накачке, полученной на курсе.

В 2010 году курс ВШБИ был явно пионерским. Сегодня, как Вам кажется, в чем преимущества учебы в Вышке перед многочисленными акселерационными программами?

Я участвовал в десятке акселерационных программ – и в США, и в России (в государственных, например, от ФРИИ и РВК, и в частных фондах). Эти программы нацелены на развитие конкретного проекта, там учат принципиально другим, очень конкретным вещам.

В Вышке же нам давали хороший обзор существующих технологий, способов, решений. Рассказывали, из чего состоит IT-инфраструктура, в чем отличия языков программирования, фреймворков, серверных операционных систем. Разбирали специфические особенности бизнес-моделей, принятых в IT, их слабые места.

Вышка дает понимание поля возможностей, что помогает сделать правильный выбор.

Программы типа ФРИИ решают узкие проблемы, они не дают обзора рынка инструментов разработки – покажут, какой инструмент  нужен, чтобы решать конкретную задачу. Это не образовательный, а акселерационный подход. А Вышка дает именно специализированное образование. Например, нас учили технологии проведения исследований в интернете: как правильно найти аналог своего продукта и понять, насколько он может быть популярен, где искать источники данных, каким образом их анализировать. В любом акселераторе тебе помогут найти твоего конкурента, но не обучат технологии поиска конкурентов.

Какие Вы видите зоны развития программы в ВШБИ сегодня?

В целом я вижу, что программа постоянно адаптируется к изменениям. Мы изучали маркетинг почти по Филипу Котлеру. Сейчас, очевидно, упор делается на работу с социальными сетями и сообществами. Еще раз подчеркну, что для меня было полезно то, что я увидел всё поле возможностей – как правильно подходить к выбору инструментов и технологий, оценке бизнес-модели.

Сегодня эти поля возможностей лежат уже за пределами собственно IT-сектора. Так, передний край идей сейчас – это революция в биотехе, аналогичная революции полупроводников на заре компьютерной эры. В ближайшие 10-15 лет новые компании и лидерские продукты появятся именно в области life science, продления жизни. Не нужно быть генетиком или биологом, чтобы понять бизнес-возможности в этих сферах. Например, технологии, позволяющие десятикратно снизить стоимость получения графена или опреснения воды – это же основа для предпринимательского прорыва. И таких направлений очень много. Так что в Вышке нужно больше рассказывать о высокотехнологичном предпринимательстве, знакомить с прорывными сферами, заглядывать в будущее. 

Планируете ли Вы свое дальнейшее образование? 

Практика, конечно, лучший учитель. Но в периоды высокой загрузки проектами планомерно уделять время учёбе трудно. Но есть мечты! Надеюсь, на горизонте двух-трёх лет сделаю «очередной подход к снаряду». Пока рано говорить о конкретных планах, но хотелось бы. 

Как поменялась стартап-среда за последние 10 лет?

Отрасль очень серьезно выросла. Когда я учился в 2009-2010 годах, только начали появляться отдельные мероприятия, где говорили о стартапах, их выращивании, конкурсах, нетворкинге, инвест раунадах и так далее. Отрасль выросла с точки зрения знаний и вовлеченных людей в разы. Много институтов в этом помогли – ФРИИ, например. 

Изменилось ли отношение к риску по мере распространения стартап-культуры в России?

Российские инвесторы очень консервативны. Их мечта – это понятная бизнес-модель. Но в стартапе ее, как правило, не бывает. Инвесторы часто полагаются на финансовые планы, которым грош цена. Даже у успешной компании, планы и их реальное воплощение в горизонте 1-2 года – отличаются кардинально. В массе своей российские инвесторы довольно приземленные, романтика бизнеса им неведома,  и единороги им не снятся. Есть, конечно, и другие –  они-то и тащат за собой весь рынок. Но это те, кто, как правило, работает в узких областях, они уезжают на Запад, где больше проектов. Людей, понимающих специфику венчурного инвестирования, стало больше, но новые инвесторы, которыми пополняется рынок, по-прежнему приходят с предубеждениями, они против риска. Рынку и пониманию его есть, куда расти. 

Источники знаний

Я постоянно слушаю лекции в интернете на самые разные темы. Изучаю YouTube, просветительские проекты: «Архэ», «ПостНауку». Недавно с большим удовольствием прослушал курс лекций известного нейробиолога Роберта Сапольски в Стэнфорде о биологии поведения.  Кроме того, я читаю много новостей о мире технологий. У меня хорошо подобранная лента в FB, она приносит  много полезного. Также сейчас есть множество платформ, которые подбирают статьи на основе ваших интересов, например,  Google News или Яндекс Дзен.

Проекты:

1. «Самокат Шеринг»

http://www.samocat.net

Сервис проката самоката в мегаполисах. Первые сети в Хельсинки (2017) и в Москве (2018). Резидент кластера энергоэффективных технологий Фонда «Сколково».

2. Электросамокат Raido

Резидент кластера энергоэффективных технологий Фонда «Сколково».


Идет набор на программы 



← Назад к списку

Контактный телефон: +7 (495) 688-77-44
+7 (495) 688-86-66

+7 (985) 769-77-52

ВШБИ в социальных сетях